Институт свидетелей в албанском праве

1377079023_3333333333333

Древнейшим письменным памятником албанского права, дошедшим до нас, являются канонические постановления Алуэнского собора, созванного в V в албан царем Вачаганом III в урочище Алуэн.                 С принятием христианства в Албании и в силу исторической обстановки существенное значение получили религиозные каноны. Законодателем и верховным судьей Албании в V в. был албанский царь, который стоял во главе совещательного и законодательного органа светской и духовной власти – Собора-судилища. Условия канонических правил разрабатывались в присутствии албанского царя Вачагана светской знатью – азатами и духовенством. Но юридическую силу они получали после утверждения их светским знатью и царем. Алуэнские каноны – памятник большой значимости, единственный сохранившийся историко-юридический документ раннесредневековой Албании, в котором отражены социальные и правовые отношения различных общественных слоев, и который  фиксирует новые правовые отношения, ycтaнaвливaeт ряд норм в области государственного и семейного права. В течение V-XII вв. в Албании применялись законы Алуенского собора. Однако, В Албании алуэнские каноны были не единственными, и не первыми к своему времени. Во всяком случае, о применении канонов до Алуэнского собора свидетельствует сам текст алуэнских канонов. Например, в канонах 15 и 16 отмечено наказание иерея и дьякона по канонам, хотя и не раскрывается реальное содержание канона, характер наказания. XII-XIII вв появляются два основных источника албанского права эпохи Средневековья. Это выдающиеся памятники албанского права и правовой мысли: «Судебник» Мхитара Гоша (1184 г.) для албан – монофизитов и «Судебник» Смбата Спарапета (1265 г.) для албан – католиков Киликийской Албании, авторы которых были уроженцами г. Гянджи. Источниками «Судебника» Смбата Гянджинского были обычное право, церковные каноны, ряд норм византийского и франкского права и шариата, но в первую очередь — «Судебник» Гоша.  Смбат Спарапет подробно останавливался на основаниях развода, защищал права женщин с ограниченными возможностями. В  его «Судебнике» было закреплено наследование по праву представления. Что касается «Судебника» Мхитара Гоша, можно с уверенностью сказать, что одним из направлений взглядов его автора является признание и защита социальных прав человека. В «Судебнике» Мхитара Гоша институту свидетеля посвящена специальная, довольно пространная статья (7. Dağı da tanıxlar üçün ki, ne türlüdür alarnınq könülükləri ya ne üçün eki ya üç kerək // Глава VII. О свидетелях, какова их достоверность, и почему их должно быть два или три). В остальных источниках сведения о них сводятся в основном к одному пункту — отмечается необходимость свидетелей: «Судья… должен… с двумя или тремя свидетелями вынести решение». «Суд должен происходить при свидетелях», «Судья не может составить себе убеждения, пока не явятся свидетели…»  Tiyəsidir ki, tanıxlar bilə bolğay yarğu, zera yarğuğa kelgənlərninq köp sözləgənlərin tanıxlar bilə uç etər yarğucı. Egər ki eslərinə alsalar edi arakellərninq ari boyruxun, ki aytпr: «yalğız kensinqə yaxşı kləmə, yoxsa sıqarıqa da»… Da könülüki tanпxlarnınq yaxşı kişilərdən belgilidir ki, orunc alıp kelməgəylər, da könülük alnına yalğan sözləməgəy, ya egər ki uruğu bolgay kimsəninq da kelip tanıxlıx bergəy, da bilsələr ki, könü kişidir, tanıxlпxın tutkaylar. Da ol ki aytır, 2 da üç könü tanıx bolmax kerək, oxşar günəşkə da ayğa ki, köktə könü tanıxlardır Tenqrininq.  Обобщая все имеющиеся в источниках данные о свидетелях, можно получить ряд признаков, которыми определялся вопрос — может ли данное лицо выступить свидетелем или нет: совершеннолетие; ясное сознание; положительный моральный облик; принадлежность к мужскому полу; принадлежность к христианству.1377079172_4444444 По мнению автора, «Для достоверности свидетелей требуется… чтобы они были совершеннолетние или почтены сединой, что придает им достоинства». Под совершеннолетием он подразумевал тот возраст, когда человек мог стать священником, т.е. двадцать пять лет, ибо если в этом возрасте он может представительствовать перед Богом и свидетельствовать в общественных делах, то тем паче может достоверно свидетельствовать перед людьми.   Da 2-inci, tanıxlarnınq könülüki, yaşı bilə tügəl bolğay ya xart kişi bolğay. Xaytıp tiyəsidir adamnınq yılların u zəmanəsininq hörmətini körgüzməgə: 3 yaşar oğlan tilgə çıxar, 7 yaşar bitik övrənir, 14 yaşına adəmiliki teprənir, 20 yaşına zinavor bolur biylər eşikinə, 25 yaşına kahana bolur. Manqa da bulay körünür ki, 25 yaşında adəmininq tanıxlıxın tutmax kerək. Xaçan ki Tenqrininq alnına könüdür 25 yaşına kahananınq tanıxlıxı joğovurt üçün, dağın artıxsı könüdür 25 yaşına aşxarhagannınq tanıxlıxı törədə. Гош предусмотрел и случаи исключения из этого правила. Так, «если же случится, что один из свидетелей совершеннолетний, а другой — нет, то пусть этот последний допускается к свидетельству…», «следует допускать к свидетельству и в тех случаях, когда двое из них отроки, а один — стар или же все трое — отроки». Надо полагать, что во всех остальных случаях суд сам определял, допускать несовершеннолетнего к свидетельству или нет, и как оценить его показания. В Судебнике неоднократно отмечается, что «судья должен… с двумя или тремя свидетелями вынести решение» или: «…в отношении свидетелей-мужчин установлены два или три…», или: «их не должно быть меньше». Таким образом, по албанскому каноническому праву, количество свидетелей не может быть меньше двух. Приговор суда не может быть основан на показании одного, хотя и правдивого, добронравного и т.п. свидетеля: «И хотя также истинно показание одного достоверного свидетеля, но оно недостаточно…». Пусть не создается впечатление, что албанское право не принимало более трех свидетелей, наоборот, «требование двух или трех свидетелей не исключает большего их числа; оно означает лишь, что лучше, если бы их было больше, но их не должно быть меньше». Dağı da aytalıq ki, ne üçün 2 ya 3 bolmax kerək tanıx. 2 ya 3 dügəl ki, köplərgə utrudur, körgüzür ki, necə köp bolsa, ança igidir, egər ki bolmasa 2 ya 3, mundan eksik bolmağay, zera 1 adamğa asanttır ki, büxtan aytkay kimsəninq üstünə, a 2, 3 adam bolmastır, zera biri kləsə, birsi kləməs. Da yarğucu kerək es xoyğay igi tanıxlarğa ki, biri birinə sözləri oxşaş kelgəy ki, oxşaşsız bolmağay, necik alarnınq sözləri bir edi ki, Krisdos üçün xanların töktülər, alay oxşaş bolsa, 2-sininq, ya 3-sününq tanıxlıxları könüdür. Da egər tapulur esə bu bitiktə ki, köplər, yalğanlıx bilə birlənip, da yalğan tanıxlıx bilə yamanlıxnı uçka çıxarırlar, necik Napeutnunq Eski Törədə da surp Sdepannosnunq Yənqidə, bu işlər yalğan tanıxlarnınq yamanlıxı bilə edi. Yoxesə bolmaslardпr hər kez zraccalıx etməgə. A 2 da 3 könüdür, necik ki, Tenqridən buyuruldı. Zera Movsesninq törəsininq berilgəninə Tenqridən Ovr, da Aharon, da Esu tanıxtırlar. A Sinay tağda Tenqrininq engəninə burxular avazı, da bulut, da xaranxulux, da ot tanıxtırlar. Da Krisdosnınq toğganına friştələr, da 3 xan, da xoyçılar ta nıxtırlar. A Krisdosnunq 40 könlük kelgəninə dacarğa surp Simeon u Anna markareuhi, da eşikninq açılğanı tanıxtır. Свидетельство родственников в принципе не принималось, но делались и исключения из общего правила. Когда не было других свидетелей, свидетельство родственников принималось, «если правдивость их общеизвестна». Албанское право придерживалось того взгляда, что свидетель должен быть мужчиной. Свидетельство женщины в принципе не принималось. Ничего нового или оригинального в этом нет. Древнее и средневековое законодательство очень многих стран также не принимало свидетельство женщины. Свидетельство женщины не принималось в странах мусульманского права, Византии, Грузии, у германских народов, в России и т.д. Как говормт Мхитар; «Женщин не должно допускать в свидетели, разве только в качестве пособниц свидетелей…». Это объясняется тем, что «как не могут женщины быть священниками или воинами и не могут давить виноград в давильне, равно как, согласно канонам, не могут торговать на базаре или одеваться в мужское платье, так они не могут и судить и свидетельствовать». Однако Гош принимал и то обстоятельство, что женщины свидетельствовали о Боге, и их свидетельство принималось. Так, он пишет: «Пусть никто не возражает, говоря, что многие из женщин были мученицами; свидетельствовать о Боге — одно, а о человеке же — другое». И все же было невозможно вовсе не принимать свидетельство женщины, поэтому, как в других странах, так и в Албании, делались исключения из общего правила. Dağı da tiyməs xatпn kişininq tanпxlпxın tutmağa, tek sözün işitməgə. Ne türlü Krisdosnunq jarutiununa: ari xatunlar, körüp, sövünclük berdilər arakellərgə, da arakellər toxtattılar Krisdosnunq könü surp jarutiunın. A nemə anınqki iş yoluxsa, da xatın kişilər körgəy anı, da yaxşı hörmətli xatпnlar bolğay, necik er kişininq 2-3 tanпxlıxxı keçər, alay ox hörmətli xatınlardan 2 ança – 4 ya 6, yoxsa kelməgəylər törə alnına, övlərinə tanıxlıx bergəylər ol xadar yaxşı u hörmətli adəmilərgə, ne xadar kendiləridir, da alar, kelip, tanıxlıx bergəylər törə alnına. Anınq üçün ki ne türlü tiyməs xatın kişigə kahana bolmağa ya jolner, ne borla basmağa, ne kebittə olturmağa, ne er kişininq tonun kiyməgə, ol türlü tiyməs alarğa törədə olturmağa, ne tanıxlıx berməgə. Bu işkə utru aytmağay ki, köp xatınlar, xanların töküp, da Krisdoska tanıx boldılər, zera mardiroslux tanпxlıxı özgədir, da adəmilər tanıxlıxı dağın bir türlüdür, evet köp xatпnlar xıynaldılar, da Tenqrigə arzani boldılar, da adəmilərdən hörmətləndilər. Anınq üçün ki xatın kişininq tarbiyatı sır saxlamas, ne tanıxlıxı keçməs. Evet ki xatın kişilərninq xatın kişilərninq üsnə keçər tanıxlıx, alay ox xatın kişilərninq er kişilər üstünə 6 da 4, necik yazıpbiz yoğarı. Kimsə bu tanıxlıxnı ağırsınmasın, tügül yalğız tügəl adəmilər tanıxlar boldı Krisdos üçün, yoxesə oğlanlar da, necik Petğeğemninq oğlancıxları, dağı da surp Sdepanos igit vaxtında, dağı da köplər bularğa oxşaş.

 1377079283_555555555555По албанскому праву, женщины допускались к свидетельству в двух случаях: в случае, когда «очевидцами и свидетельницами событий окажутся лишь женщины», то есть когда нет свидетелей-мужчин, и «свидетельство женщин в отношении женщин следует принимать, ибо часто при делах, совершаемых ими, не бывает мужчин». Когда нет свидетелей-мужчин и должно приниматься свидетельство женщин, то в этом случае их права подвергаются дополнительным ограничениям. Дело, конечно, не в том, что к женщинам-свидетельницам предъявлялись требования морального порядка. Они должны быть «не из числа порочных, а истинные и, по удостоверению многих, добронравные». Такие высокие моральные качества, как уже отмечалось, требовались и от свидетелей-мужчин. Дополнительные ограничения прав женщин заключались в следующем. Свидетели женщины должны были быть «в двукратном числе мужчин, то есть в количестве четырех или шести, поскольку в отношении свидетелей-мужчин установлены два или три». И второе ограничение: «Женщины не должны являться в присутственное место, а пусть дают показания у себя дома стольким же мужчинам, которые, вернувшись в суд, будут свидетельствовать, и свидетельство их пусть будет принято». В албаском праве различали свидетеля, который был очевидцем факта, от свидетеля, который знал о факте по слуху. Мхитар Гош пишет: «Однако свидетельство бывает двоякого рода — человек или видит, или слышит… Истинно, когда свидетель увидел, чем когда услышал, что и должны уточнить судьи во время суда…».

 

Бахтияр ТУНДЖАЙ


“KarabakhİNFO.com”

 

Advertisements
Bu yazı Dilçilik, Qafqaz Albaniyası, Türkçülük kateqoriyasında dərc edildi. Daimi bağlantını seçilmişlərinizə əlavə edin.

Bir cavab yazın

Sistemə daxil olmaq üçün məlumatlarınızı daxil edin və ya ikonlardan birinə tıklayın:

WordPress.com Loqosu

WordPress.com hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Twitter rəsmi

Twitter hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Facebook fotosu

Facebook hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

Google+ foto

Google+ hesabınızdan istifadə edərək şərh edirsinz. Çıxış / Dəyişdir )

%s qoşulma